Егор Дында

Наверное, у каждого из нас есть свой запас боли, физической и психологической. Мой был исчерпан до конца рассказом о жизни Анатолия Александровича Мясоедова, моего деда.

Родился он 26 апреля 1926 года в селе Могильном Октябрьского района Челябинской области. Отец, Алексей Иванович, и мать, Анастасия Ивановна, были людьми хозяйственными. Обычная по тем временам крестьянская семья слыла дружной. К моменту появления на свет маленького Толи у него уже были братья Трофим, Пётр и сестра Екатерина, потом родился младший — Иван.

Анатолий окончил 4 класса сельской школы и начал работать в колхозе. Время было тяжёлое. Целое лето жили в поле: пахали, сеяли вручную, техники никакой не было. Работали за трудодни. «Коль хороший урожай, на год хлеба получишь, а плохой — живи, как знаешь. Иной раз молочка выпьешь и на работу идёшь», — вспоминает дедушка.

Анатолий рано лишился матери. В 1939 году погиб на Финской войне в разведроте старший брат Трофим, в 1942 не стало среднего, Петра, а 1943 году ушёл из жизни отец. Младшего, Ивана, отдали в детский дом, а Толю взяли в свою семью тётя с дядей по отцовской линии.

В 17 лет Анатолий ушёл добровольцем на фронт. Первую военную школу прошёл в Тюмени. Обучали молодых ребят 6 месяцев, там они освоили профессию пулемётчиков-станкачей. Одежды тёплой не было. Выдали на первое время шинель, ботинки, шлем. Потом новобранцев перебросили на станцию Татарка. Там они прожили три месяца, постигая премудрости стрельбы из автомата. Вот оттуда, из глухой далёкой тайги, и попали на действующий фронт. Новички радовались тёплым шапкам-ушанкам, сапогам и старались не думать о плохом.

«Воевать начал с 44 года, 18 лет мне тогда уже исполнилось. Немец уже отступал, полегче было: мы в наступление шли,» — рассказывает мне дедушка Толя. Он участвовал в освобождении Ржева. Город Великие Луки был полностью разгромлен. Восемнадцать ночей шли по большой шоссейной дороге: днём было опасно. Шаг вправо, шаг влево — верная смерть — вокруг всё заминировано. Продвигались Белорусскими лесами». В составе Первого Белорусского фронта дедушка участвовал в форсировании Западной Двины. Приказ маршала Жукова «Ни шагу назад! Только вперед!» выполнялся буквально.

Я слушаю неторопливый рассказ деда и думаю, что скорее меня интересует не история войны, а история чувств. О чём люди думали? Чему радовались? Чего боялись? Что запомнили?

«А сколько товарищей потерял, вспомнить страшно. Раненых подбирали, а убитых хоронить некогда было, — с горечью вспоминает дедушка. — Помню, форсировали Двину. Гнали немцев со страшной силой, отдыху не давали. Мост разбит был, мы вброд шли, перебирались, кто как мог, но друг другу помочь старались. Национализма не было, все свои, все друзья. И казусы на войне встречались. Как-то под бомбёжку своих самолётов попали. Немцы отошли, разведка доложить не успела, а тут мы подоспели. Хорошо, у командира ракетница была. Командование нам потом извинения приносило».

Под бомбёжку Анатолий Алексеевич попадал трижды. По его мнению, это самое страшное на войне: нигде от неё скрыться невозможно. Под Витебском получил пулемётное ранение в обе ноги. Попал в госпиталь подмосковного города Юрьепольска. Оперировали дважды, потом демобилизовали по инвалидности. Здесь и застало его известие о капитуляции немецких войск. «Радовались все. В честь праздника такого нас всех супом горячим накормили», — улыбается дед. — В палате восемь коек было, со всего союза бывшего ребята лежали. Дружно жили».

Сюда же, в госпиталь, пришла весточка от старшей сестры. Екатерина отыскала брата и сообщила, что живёт в Ташкенте и желает видеть его выздоровевшим и счастливым.

После войны вернулся домой, но работать сразу не смог: сказалось тяжёлое ранение. «Трудно жилось: женщины коров запрягали, землю боронили. Четверо из нашего села ушли Родину защищать, а вернулись двое», — продолжает свой рассказ дедушка.

Со своей женой Суетиной Валентиной Ивановной познакомился в 1958 году. «Она дояркой работала, я — скотником. Сошлись. Пятеро детей воспитали, в люди вывели».

Анатолий Алексеевич Мясоедов жил в посёлке Лыхма Белоярского района Тюменской области. Здесь же жили и работали его сыновья Владимир, Алексей, Виктор и дочь Татьяна. Вот что он сказал мне при очередной встрече: «В посёлке вашем мне нравится. Со всех концов вы сюда съехались, ребята. Живите дружно. Все равны, все одинаковы, чтоб раздору меж вами не было. Желаю вам не видеть той беды, что мы пережили».

Его слова звучат для меня как завещание моему поколению не допустить повторения кровавой бойни, ибо остановить войну сложнее, чем не допустить её начала.

Пройдя войну, видя кровь и смерть, Анатолий Алексеевич не ожесточился, а больше стал ценить человеческую жизнь — неповторимую и единственную для каждого.

Гвардии рядовой пехотного полка Мясоедов Анатолий Алексеевич награждён орденом Отечественной войны 2 степени и восьмью медалями: «К 40-летию Победы», «К 50-летию Победы», «55 годовщина Победы», «70 лет вооружённых сил СССР», «Юбилейная медаль Маршала Советского Союза Жукова», «60 лет Победы в Великой Отечественной войне». К сожалению, две очень дорогие для ветерана войны медали «За взятие Ржева» и «За отвагу» были утеряны в госпитале.

Его жизнь — гимн простому русскому солдату, честному труженику войны, вынесшему на своих плечах все тяготы и невзгоды и оставшемуся душевным и открытым ко всему прекрасному и светлому.

9 мая в нашей семье особый праздник. Дома с мамой мы оформили уголок памяти о нашем дедушке. Я часто рассматриваю медали, которыми был награжден рядовой Мясоедов Анатолий Алексеевич и мысленно шепчу деду: «Спасибо за Победу! Я постараюсь тебе соответствовать!».

Егор Дында, Бобровское ЛПУМГ