Кристина Шубинова

«Расцветали яблони и груши,

Поплыли туманы над рекой.

Выходила на берег Катюша…»

Надюша представила красивую девушку, о которой поётся в песне, звучавшей из репродуктора. Крутой берег. Песня Катюши. И боец.

Эх, ну почему же так грустно? Папа на фронте, а у них каждый день тревога. Все выбегают из дома, когда оглушительно ревут сирены, и спешат в бомбоубежище. Но это выглядит куда веселее: вместе со всеми бежать, чем одной сидеть дома.

Мама и старшая сестра Надюши, Валя, которой уже 18 лет, каждый день проводят в больнице. Много раненых!

Папу Надюша видела два года назад, да и то он зашёл на пять минут, обнял маму, поцеловал обеих дочек, и тут же уехал.

Папа у Наденьки — военный лётчик, один из командиров воздушной обороны. Вот уже четвёртый год он на войне.

Надя подошла к окну. За окошком зима. Декабрь. Падает снег. Небо хмурое, в облаках. На деревьях сидят воробьи, синички и даже два снегиря. Надя их разглядывает с удивлением. Да, конечно, снегирей часто описывают в книгах и рисуют, но увидеть живого снегиря, по-настоящему, — это чудо.

Девочка отошла от окна. Вдруг раздался стук в дверь. Это пришли мама с сестрой. Надя побежала открывать.

—Мамочка, — говорит она. — Как я соскучилась!

Мама выглядит уставшей:

—Доченька, я тоже соскучилась, но мы с Валей очень устали!

Мама присаживается на диван и закрывает глаза. Её измождённое лицо обветрилось, руки замёрзли и потрескались.

—Надя, принеси горячей воды! — приказывает Валя.

Наденька принесла воды в тазике. И мама с Валей погрели в ней руки.

—Ну вот, они хоть как-то согрелись!

Переодевшись, мама Нади пошла готовить, а Валя села вязать.

Этот день прошёл, как обычно, но эвакуации не было.

А на другой день пришло письмо. В письме говорилось о тяжёлом ранении лётчика Аграрова. Валя начала читать это письмо маме и Наде.

Они слушали, затаив дыхание. Надя внимательно следила за глазами Вали. Вот письмо кончилось и Надюша взглянула на мать. В глазах матери стояли слёзы, губы дрожали. Она держалась одной рукой за сердце, а другой теребила фартук.

Понятно, что это было для всех горе, и потеря отца для семьи, в которой все любят друг друга, была бы невыносимо тяжкой. В каждой семье сейчас погибают кормильцы-отцы. У Нади вот полкласса ребятишек лишилось отцов.

Валя пыталась успокоить маму. Но бесполезно. Мама плакала тихо и горько. Надя тоже подошла к маме и стала её утешать:

—Ну, мамочка, — говорила она. — Ну, не плачь! — она обняла маму. Вскоре мама заснула.

Тихо тикали часы. Сёстры тихо сидели за столом. Валя положила руки на стол и, опустив голову на них, тихо всхлипывала.

А Надя никак не могла поверить в то, что с её отцом может случиться беда. Она надеялась, что папа везде найдёт выход. Но война — это страшно, и тут дело не в выходе.

Шло время. Эвакуации были снова и снова. Надя с мамой и сестрой возвращались в целую квартиру. И это было счастье! И в общем-то в городе не было сильных разрушений.

Приближалось время Рождества. Несмотря на войну, люди готовились праздновать этот семейный праздник. Приносили из лесу ёлки, делали украшения и подарки.

Семье Нади принёс ёлку дедушка-сосед. Он жил со своей дочерью, тётей Марусей, и внуками: Костей, Сашей и Настей.

Надя с Валей достали с чердака старые украшения и развесили на ёлку. Поставили большую, яркую, золотую звезду — единственное сохранившееся в целости украшение — на верхушку и сели делать из бумаги мишуру, ангелочков и снежинки.

Мама спала. За окном стемнело. В семь часов Валя разогрела ужин. Мама так и не встала. Вечером девочки доделали украшения и легли спать.

Утром Надя проснулась рано. За окном чирикали воробьи и синички. Сегодня Сочельник! Надюша вскочила с постели. На улице уже светало.

Она оделась и побежала на кухню. Там Валя уже приготовила завтрак:

—Доброе утро, Надюша, — она подвинула ей тарелку с кашей. — Кушай!

Надя быстро справилась с завтраком.

—Сегодня я пойду за продуктами, — сказала Надя, доставая с полки продуктовую карточку. — А вечером будем готовиться к празднику!

Валя встала и пошла к маме. Она вернулась с озабоченным лицом.

Было ясно: мама болеет. Девочки вскипятили воду и заварили горячий чай. Затем Валя ушла в магазин. Надя принесла маме горячего чая и пошла в залу, где они с Валей поставили ёлку и вырезали украшения. Надюша взяла со стола бумажную мишуру и окутала ею ёлку. Потом она развешала бумажных ангелочков и снежинки.

Получилась волшебная ёлка, в мишуре, как в снегу!

Надя полюбовалась на ель-красавицу и пошла на кухню.

Скоро придёт Валя и они будут готовить салаты. У девочки замирало сердце… Как прекрасно ожидание праздника!

Надя доделала подарки и задумалась. А ведь есть ещё и соседи. И она решила их тоже порадовать подарками, сделанными своими руками. Всё равно Валя придёт ещё не скоро. Надюша достала оставшиеся материалы и принялась за дело…

—Ну, как ты тут? — спросила Валя, зайдя в квартиру.

—Всё хорошо! — Надя улыбнулась.

Валя достала продукты и девочки принялись готовить. Надя чистила овощи, а Валя их резала.

К вечеру всё было готово. В шесть часов они поужинали и легли спать.

—Вставай, Надя!

Надя открыла глаза. Над ней склонилась сестра. Она была уже празднично одета.

Надя поднялась. Вскоре обе девочки были полностью готовы.

Ах, как же хорошо на улице! Белый снег блестит. Тихо и плавно падают снежинки. На небе светят звёзды. Когда пришли в храм, там было немного народу. Началась служба. И так было светло на душе и спокойно!..

Как удивительно идти домой под звон колоколов! Снег уже не идёт, но светят звёзды.

Валя и Надя идут домой, держась за руки. Люди тоже разошлись по домам встречать Рождество!

Вот и дома. В квартире тихо. Мама спит. Сёстры переоделись и легли спать.

На утро Надя проснулась поздно. На улице было уже совсем светло. Она села в постели и услышала голоса. Это говорили мама с Валей.

По всему дому пахло ароматным тестом для пирогов. Валя испекла пироги! Надя вскочила с постели. Оделась и побежала на кухню.

—С Рождеством, мама, — радостно поздравила маму дочка.

—И тебя тоже с рождеством, доченька! — мама улыбалась. Сегодня ей было так хорошо!

Надя подарила всем свои подарки. После этого мама стала искать что-то под кроватью и оттуда показались два плюшевых медвежонка.

—Это вам, девочки! — мама протянула им подарки.

Надюша была рада, но…

Она вспомнила про свой подарок папе. Мама с сестрой тоже задумались.

Вдруг в двери постучали. Валя пошла открывать. На пороге стояли соседи: трое ребятишек, их мама и дедушка.

—Надя, мама, идите сюда! — позвала Валя.

Мама с Надей пошли встречать гостей.

—С Рождеством! — произнесла мама детишек, и Надюша протянула им свои подарки.

Девочки накрыли в зале праздничный стол и выставили туда все угощения.

Соседские ребятишки застенчиво жались у входа в комнату, но мама Нади усадила всех за стол. Тётя Маруся и дедушка Егор тоже уселись за общий стол. Наконец, всё было готово и эти две семьи стали праздновать. Когда все покушали, Надя повела ребят к себе в комнату, а взрослые остались за столом. Они стали играть и весело провели время. Вскоре соседи начали собираться. Валя с Надей проводили гостей, а мама пошла отдохнуть.

Девочки стали мыть посуду, убираться.

—Ну вот, — сказала Надя, — и Рождество скоро кончится. А я, когда мы были в храме, загадала рождественское желание: хочу, чтобы папа поскорей вернулся с войны, живой и здоровый. А еще хочу, чтобы поскорей закончилась война.

Девочки замолчали, потому что в этот момент думали об одном и том же.

Удивительно, что в Рождество и Сочельник не было бомбёжки. А на завтра всё было по-старому. Снаряды разрывались недалеко от дома.

Мама начала поправляться. Как-то она с Валей пошла в больницу. Надя осталась дома одна. Вскоре в дверь раздался стук. Надя задумалась «Неужели Валя с мамой что-то забыли?» Она пошла открывать. На пороге стояла соседка с детьми:

—Наденька, голубушка! Посиди с моими детьми. Дедушка уехал за дровами, а мне тоже по делам надо.

—Хорошо! — согласилась Надя.

Тётя Маруся ушла, а Надя сняла с детишек верхнюю одежду и пригласила проходить. Дети снова, как вчера, застенчиво стояли у двери, но потом пошли в комнату. Надя их заняла игрушками и читала им книжки.

Вдруг в обед раздалась сирена. Девочка бросилась одевать детей. Они вместе выбежали из дома. Другие люди в соседних домах тоже выбегали и мчались в убежище. Надя побежала за ними.

Выпустили всех под вечер. Больших повреждений здания не было. Надя с детьми добралась до дома, там их ждали заплаканная соседка с Валей.

—Хорошо, что вы живы! — тётя Маруся бросилась к детям. Валя подбежала к Наде и обняла её.

А время шло. Вот уже и февраль кончается, и март начался, а об отце после января-месяца не было никаких писем. Где он? Что с ним? Когда он придёт? Никто этого не знал.

На улице потеплело. Начались оттепели, а тем временем и весна пришла. В апреле уже во всю звенели ручьи. Тогда уже открыли школы, и Надя снова ходила на учёбу. Война длилась четвёртый год. Но в их городке можно было жить спокойно. Бомбёжек больше не было, а вот с едой и всем материально-необходимым для людей было не очень хорошо. А вскоре пришло письмо от отца. Его вылечили. Да, это так. Но ранение в ногу было очень сильным, поэтому он был комиссован и ехал домой!

Через неделю раздался стук в дверь. Все были дома, и мама пошла открывать. На пороге стоял…

—Это ты, Саша?! — кричала мама, обнимая долгожданного мужа.

—Папа! Это ты? — Валя выглянула из комнаты и не верила своим глазам.

И тут же чьи-то нежные руки обняли отца и детский голос взволнованно заговорил:

—Папочка, милый!

Папа поднял на руки Надю.

Надя смотрела на своего отца и понимала, что ее рождественское желание сбылось. Это было настоящее счастье для нее. Только Надя с грустью заметила, что когда папа уходил на фронт, его волосы были чёрными, как смоль, и в голубых глазах играли искорки задора. А сейчас его голова была серебристо-белой, а в больших голубых глазах чувствовались тоска и боль. Но это было не главное. Главное, что с этого дня папа был всегда рядом.

А через несколько месяцев исполнилось и другое Надюшино желание: закончилась война. И с тех пор в этой семье поселились радость и счастье!

Кристина Шубинова, Карпинское ЛПУМГ