Динмухаметова Милана

И будем помнить мы всегда…

Знаем ли мы, что такое война? Понимаем ли настолько глубоко смысл этих слов? Страх, горе, страдания, голод, смерть, потери…

Мы, дети современного поколения, знаем только сотую часть того, что пришлось пережить нашим предкам. За мирное небо, за счастливое детство мы говорим спасибо всем тем, кто помог нам не познать ужасы войны.

Уже прошло 75 лет с тех пор, как окончилась Великая Отечественная война, война, унёсшая миллионы жизней людей. Но память о страшных событиях хранится ещё в сердцах наших ветеранов, живущих рядом с нами.

Я очень хорошо помню своего прадеда Мухамета, который тоже был участником Великой Отечественной войны. Хотя все говорили, что в таком возрасте ничего не запоминается, а я помню.

Мы часто ездили к нему в деревню, особенно летом, когда наступала пора созревания малины, вишни и прочих ягод, растущих в саду. Чудесный был сад, такой тихий и умиротворённый. Я гуляла там долгими часами и наблюдала за прадедушкой, сидящим на скамейке и спокойно курящим табак. Он часто носил серую жилетку и чёрные потрёпанные штаны с несколькими заплатками. У него было доброе лицо, испещрённое шрамами, и большие светло-серые глаза, в которых я всегда замечала некую грусть и усталость. Скорее всего, события тех сороковых годов оставили неизгладимый след и в его душе.

Он рассказывал мне о страшных днях той войны... Когда она началась, мой прадедушка и его друг детства, Исхаков Миндегалей, ушли на фронт. Это было 23 августа 1941 года. Им обоим исполнилось по 29 лет. И перед отправкой отчим сказал моему прадеду: «Как бы тяжело ни было — живи!» Прадедушка воевал во второй Ударной армии генерала Власова под Новгородом. В одном из сражений фашисты взяли их в кольцо. Советские солдаты держали оборону до последнего, проявляя мужество и героизм. Но враги превосходили численностью и знали, что из кольца противнику уже не выбраться. Но несмотря на это, фашисты стали давить людей танками: и живых, и мёртвых. Этот ужас мой прадед не забудет никогда. Ему удалось выжить, но он попал в плен на целых четыре года. Условия были нечеловеческие: постоянное издевательство, избиение, каторжные работы и обливание ледяной водой. У него не было имени, фамилии и отчества, был просто пятизначный номер на полосатой форме... они все были никто, их называли «ост-арбайтеры». Немцы их ненавидели просто за то, что они существуют. Еда перепадала редко: какой-нибудь хлеб из травы и соломы, куриные потроха вместе с внутренним содержимым. Прадедушка не мог спокойно сесть или лечь из-за острой боли во всём теле. Его сильно исхудавшее тело было похоже на кости, обтянутые кожей. Но в его голове звучали как молитва слова отчима: «Как бы тяжело ни было — живи!» И он выжил, можно сказать, чудом. Только в ноябре 1945 года он смог вернуться домой к своей жене Фахарнисе и семерым детям. Чтобы отвлечься от жутких воспоминаний, он начал самостоятельно обучаться игре на скрипке. Музыка помогала лечить искалеченную войной душу, глушить в тайниках памяти воспоминания об ужасах Великой Отечественной войны. Я слушала его рассказы с замиранием сердца и словно попадала в другой мир.

Да, я дитя мирного времени и благодарю всех тех, кто не позволил мне познать, что такое война, кто помог нам быть счастливыми и свободными. Но ужасы войны не должны быть забыты, чтобы не допустить повторения того страшного времени. Я думаю: мы с благодарностью обязаны помнить каждого, кто приближал день Победы и подарил нам мирное небо над головой. Пусть набатом для нашего подрастающего поколения звучат слова Роберта Рождественского: Люди!
Покуда сердца стучатся,
— помните!
Какою ценой завоёвано счастье,
— пожалуйста, помните!..
…о тех, кто уже не придёт никогда,
— заклинаю,
— помните!

Динмухаметова Милана, 9 «в» класс, Пангодинское ЛПУМГ