За дело правое! В память о Митрофане Харитоновиче Часовникове...

В августе 1941 года 17-летним мальчишкой он ушел на войну и 9 мая 1945 года расписался на стене Рейхстага. Митрофан Харитонович Часовников награжден медалью Жукова, «За отвагу», орденом Отечественной войны II степени. Из его многочисленных наград — эти самые дорогие.
Митрофан Харитонович Часовников

Митрофан Харитонович Часовников


В семье Часовниковых родилось 13 детей, но после голода 30-х годов в живых осталось только девять — три брата и шесть сестер. Родился Митрофан Харитонович в селе Русская Тростянка Воронежской области. Из детей он был предпоследним, поэтому отец называл его поскребышком. Два его старших брата погибли в 1943 году в Сталинграде.

Война все спишет

В 14 лет Митрофан Часовников приехал в город Сталиногорск (Новомосковск) поступать в ПТУ. Жил в общежитии, хорошо учился.

«Я был очень смекалистым и способным учеником, поэтому после окончания училища получил пятый разряд слесаря-лекальщика, — рассказывает Митрофан Харитонович. — В 15 лет поступил в ДОСААФ, где успешно прошел десантную подготовку. Мне вручили значки: второй разряд по прыжкам с парашютом, первый разряд по стрельбе из боевой винтовки „Ворошиловский стрелок“ и знак ГТО первой степени.
На фронт М.Х. Часовников попал, исправив год рождения в документах

На фронт М.Х. Часовников попал, исправив год рождения в документах


Когда началась война, я сразу же рассчитался на своей работе в Сталиногорске и прибыл в районный военкомат, до которого с моим другом Ваней Кокоткиным шли пешком почти 25 км. Военком нас отругал и сказал: «Куда вы, сопляки, собрались? Вы посмотрите, за окном стоят тысячи воинов, призванных по повесткам. Идите домой, и ждите своего часа». Домой идти не хотелось, и Ваня предложил «поправить» наши документы. У него был очень хороший почерк, в ПТУ он учился на часовщика-гравера. Я предупредил его, что за подделку документов могут дать лет 10 тюрьмы. Ваня ответил: «Идет война, она нам все спишет». Два часа мой товарищ с помощью опасной бритвы и простой перьевой ручки правил в пустой районной школе 1924 на 1923 год (поэтому у меня два года рождения). Получилось очень хорошо и правдоподобно. Со второго захода мы, 17-летние мальчишки, попали на три месяца в учебку которая находилась в городе Камышин Сталинградской области, а потом на фронт под Москву на самую страшную в истории человечества войну».

С шашкой против танка

Воевать я начал в 1260-м запасном кавалерийском полку. Очень хорошо запомнил ночной бой в конце ноября 1941 года. Он не выходил у меня из головы целую неделю. После обстрела нашими «катюшами» горел районный центр одного из подмосковных городов, даже металл плавился, страшно было смотреть. Наш полк бросили в атаку. Немцы себя тогда чувствовали очень уверенно, ложились спать и на ночь надевали длинные, до пят, белые рубашки с рукавами. А после обстрела они бегали по городу, с искаженными от страха лицами, забыв про оружие, каски и обмундирование, как сотни приведений.
На следующий день нас ждало страшное испытание: в контрнаступлении мы понесли огромные потери личного состава. Немцы начали отступать и заманили полк в ловушку. На нашем пути стояла укрытая маскировочной сеткой танковая дивизия. Прямой наводкой фашисты открыли огонь. С шашкой против танка не повоюешь! В течение 5 минут от шестисот бойцов и командиров из нашего кавалерийского полка осталось только 15 легко- и тяжелораненых красноармейцев.

Награда за героизм и мужество

После ранения сержант М.Х. Часовников прибыл для дальнейшего прохождения службы в 340-й стрелковый полк командиром взвода противотанковых ружей (ПТР). В то очень тяжелое время на вооружении было самое необходимое — 4 противотанковых ружья, один ящик с бутылками, залитыми зажигательной смесью, ящик гранат и по карабину с одной обоймой. Боеприпасы пополняли после атак на немецкие позиции. Часто схватка была рукопашной: берегли каждый патрон.

Медаль «За отвагу» мне вручили за подбитый танк. Это было на Украине под Киевом. Я бутылкой с зажигательной смесью подбил немецкий «Тигр». Во время танковой атаки мы прятались в ложбинках и расщелинах, дожидаясь, когда танковая громадина подойдет на бросок бутылки или гранаты, а это максимум 4–5 метров. Лежишь и боишься — не дай бог шальная пуля или осколок попадут в бутылку с горючей смесью, сгоришь дотла и не выполнишь боевой приказ.

Был у нас такой случай, когда ефрейтор Григорий (фамилию не помню) выскочил навстречу немецкому танку с бутылкой горючей смеси. Пуля попала в стекло и в считанные секунды от Григория осталась лишь горстка пепла, даже хоронить было нечего, прах развеяло по полю ветром.

После всего увиденного минут через десять мне пришлось идти на подрыв вражеского танка. Я залег в ложбинке, бутылку положил под живот, и стал ждать. От страха стучали зубы, судорогой сводило руки, державшие бутылку. Хотелось вскочить и бежать подальше из этого ада, но подняться раньше времени означало верную смерть, потому что у немецких танков был очень хороший передний обзор. А сбоку можно было вставать в полный рост, главное — выждать нужный момент, не струсить и бросить гранату или бутылку под башню, где находились щели воздушного охлаждения двигателя. Мне повезло: я сжег немецкий танк, не получив ни царапины. Бог помог нам, русским, победить в этой ужасной войне.

Имя ангела-хранителя Светлана


Свое первое боевое ранение Митрофан Харитонович получил 19 декабря 1941 года под Москвой на рубеже Волоколамского шоссе.

Это было ночью, — вспоминает фронтовик. — У меня было осколочное ранение головы и ключицы. Меня присыпало мерзлой землей, и я сильно истек кровью. Не знаю, каким чудом меня нашла молоденькая медсестра. Она разгребла завал и вдруг услышала стон. Пока перевязывала, все причитала: «Миленький, откуда у тебя столько крови-то, ведь такой худенький?» Взяла меня, как котенка, и донесла до оврага, где лежали еще двое раненых красноармейцев. Потом принесла еще одного раненого бойца, вызвала подмогу, и нас всех увезли в госпиталь, где я пролежал больше месяца. А в конце января 1942 года был назначен командиром взвода разведки. Часто жалею о том, что не записал адреса моего ангела-спасителя, только имя запомнил — Светлана, а так бы обязательно навестил ее после войны. Об этом я подумал уже в госпитале, а тогда, когда рядом снопами валились насмерть сраженные пулями и осколками боевые товарищи, с которыми десять минут назад курил в окопе, было не до того...

Здравствуй, Красная Армия!

Митрофан Харитонович прошел с боями всю Европу до Берлина. Он был участником легендарной встречи советских воинов с союзными войсками в центре Германии. Во время освобождения Кракова он видел лагерь смерти. Из дымохода трубы концлагеря продолжал клубится едкий дым: в печах догорали трупы военнопленных.

Страшное зрелище нас заставило еще крепче бить проклятых фашистов.

Из Берлина дивизию сержанта М.Х. Часовникова, входившую в 21 гвардейский Венский корпус, по приказу вышестоящего командования перебросили в Чехословакию для освобождения Праги. К моменту прибытия наших войск город был практически весь заминирован. Но благодаря мужеству и отваге советских воинов, город был освобожден, и долгожданную победу сержант Часовников встретил именно там. Никогда не забыть того, отмечал ветеран, как чехи радостно приветствовали нас возгласами «Здравствуй Красная Армия освободительница!». Воины-освободители не сдерживали слез радости, обнимались и стреляли в воздух, впервые ни кто не экономил патронов, люди, наконец, дождались Победы в Великой Отечественной войне 1941–1945 гг.

Мирные будни

После войны М.Х. Часовников много лет работал слесарем и токарем на механическом заводе в городе Острогожске Воронежской области. В начале 1950-х на Дальнем Востоке строил урановый обогатительный комбинат. Потом была Пермская область, Краснотурьинский район Свердловской области. В далекие 1960-е приехал в Оус. В конце 1970-х уехал в Лесичанск, но не смог жить вдали от тайги. В 1980-м году приехал в п Комсомольский и устроился работать в ПО «Тюментрансгаз» на завод строительных материалов, а затем перешел работать в ИКТЦ «Норд», где до июля 1995 года проработал с детьми в юном технике. Он всегда вел активный, здоровый образ жизни до последней капли отдавал себя детям. Он был заядлым охотником и рыбаком, очень добрым и отзывчивым человеком с огромным любящим сердцем.
После войны М.Х. Часовников много лет работал слесарем и токарем

После войны М.Х. Часовников много лет работал слесарем и токарем


Вечная память

Я присутствовал на 85-летнем юбилее Митрофана Харитоновича. Он впервые за долгие годы нашей дружбы сказал мне, что здоровье плохое и пора умирать. Я долго — успокаивал старого солдата, но потом четким командным голосом сказал: — «Товарищ сержант, я Вам приказываю дожить до 90-летнего юбилея». Митрофан Харитонович молча, встал, подошел к шкафу, в котором висела его армейская гимнастерка, с огромной любовью, не торопясь надел ее, поправил боевые награды и четким голосом отрапортовал: «Товарищ полковник, Ваше приказание дожить до нового юбилея будет выполнено!». Ветеран выполнил свое обещание, дожил до 90-летия. Умер Митрофан Харитонович 15 июля 2014 года на 91 году жизни.
Митрофан Харитонович Часовников и Олег Антонович Баргилевич

Митрофан Харитонович Часовников и Олег Антонович Баргилевич


Он был скромным человеком, но к его мнению мы прислушивались, его мудрым оценкам и суждениям доверяли. Его знал весь город, его уважали и любили все югорчане, взрослые и дети. Память о Митрофане Харитоновиче Часовникове навсегда останется в наших сердцах.
Олег Баргилевич

Память народа

Подлинные документы о Второй мировой войне

Подвиг народа

Архивные документы воинов Великой Отечественной войны

Мемориал

Обобщенный банк данных о погибших и пропавших без вести защитниках Отечества